Рубрика  /  О городе Подольске
Предложить новость
18 февраля 2013 11:171266обсудить новость

Уроки из географии


Когда-то, в пятидесятые годы прошлого века, этот деревянный дом на Советской площади привлекал моё внимание своей необычностью. Среди окружавших его домов он выделялся своеобразной архитектурой.
 
 
 
 
 
Вот как описан этот дом в книге К. Голосова о Подольске, изданной в 1927 году: «Это - деревянный дом с подвальным этажом, с мезонином и 2 балкончиками, выходящими на Советскую площадь. Этот дом очень стильный, как старинный дворянский, сохранившийся единственным в Подольске. Дому - минимум 100 лет. В доме этом, окрашенном в красный цвет и примыкающем к помещению Финотдела, имеется 7 комнат, из них 4 комнаты больших. Полы с широкими белыми половицами, стены обиты белыми обоями с золотыми цветами, потолок оштукатурен. Дом построен из такого крепкого материала и толстых брёвен, что при переделке подоконников плотники ломали свои топоры».
 
 
 
В те годы я почти каждый день ходил мимо него в школу. Тогда я не знал, что в своё время он принадлежал князьям Оболенским, что около ста лет назад возле него разыгралась сцена, описание которой вошло в несколько книг, посвящённых истории революционной ситуации в России 1860-х годов. Случилось это 21 мая 1861 года. Князь Василий Андреевич Оболенский вышел на балкон первого этажа своего дома. Перед домом толпились крестьяне, это были выборные от имений князя в Серпуховском и Каширском уездах, явившиеся по вызову своего барина. Он представил собравшимся мировых посредников, призванных содействовать во взаимоотношениях между крестьянами и помещиками, и начал разъяснять положение о крестьянской реформе.
 
 
Когда Оболенский кончил говорить, из крестьянской толпы вышел молодой человек, произнёс взволнованную речь с критикой реформы и призвал к восстанию за землю и волю. Этим оратором был 18-летний Пётр Григорьевич Заичневский, студент Московского университета, один из руководителей революционного кружка, занимавшегося распространением запрещённых сочинений Герцена, Огарёва, Фейербаха и других. В Подольске он очутился проездом из Москвы, направляясь в имение своего отца, орловского помещика.
 
 
Вот как сам Заичневский описывает подольское происшествие в письме к брату Николаю: «Мужики окружили меня с радостью и слушали. Я им говорил о том, что земля их, и что если помещики не согласятся, то они могут принудить их к этому силой, что всё пойдёт хорошо, если только они перестанут надеяться на государя, давшего им такую гадкую волю, и тут рассказал им об Антоне Петрове. Один дворовый, стоявший тут, на вопрос мой, что же он будет делать без земли, отвечал, показывая на руки: «Добудем от помещика, ведь я не один, у нас сила».
 
 
Присутствовавший при этом офицер, попутчик Заичневского, был возмущён его поступком. О нём Заичневский в письме пишет так: «Он, - говорил офицер, - говорил речь в Подольске, которую с удовольствием слушали мужики, он ставил им вооружённое восстание на первый план и пр.» Обо всём этом он хотел составить рапорт, но вскоре уехал в Харьков, и история кончилась ничем».
 
 
Приехав в Орёл, Заичневский продолжал революционную пропаганду среди крестьян, пока не был 22 июля арестован и отправлен в Петербург. Во время следствия Заичневский держался с большой смелостью и не скрывал своих убеждений. Однако, исходя из имеющихся улик, он старался отвести предъявленные обвинения. Так, в отношении речи в Подольске в деле Заичневского сказано: «На вопросные пункты Пётр Заичневский отвечал, что никаких советов и наставлений он крестьянам не давал, а только при рассказе об Антоне Петрове указывал на безрассудство возмущения без оружия и говорил, что оружие находится в городах и что это были скорее уроки из географии, показывающие, в каких местах находятся арсеналы и склады оружия, чем советы и наставления к возмущению». Но такие уроки из географии привели следствие к выводу, «…что речь, произнесённая Заичневским в Подольске, возмутительного содержания и направлена, если не прямым, то косвенным образом, к ниспровержению существующего у нас образа правления».
 
 
Состоявшийся суд, в числе главных обвинений назвав речь к крестьянам в Подольске, приговорил Заичневского к каторжным работам на 2 года и 8 месяцев с последующим поселением в Сибири навсегда. Император Александр II ограничил ему срок каторжных работ одним годом. В дальнейшем Заичневский, отбыв каторгу на Усольском заводе в Иркутской губернии, не прекращал революционной деятельности, за что не раз арестовывался и ссылался. Умер он в Смоленске в 1896 году.
 
 
Находясь ещё в тюрьме под следствием, Заичневский в 1862 году написал прокламацию «Молодая Россия», получившую широкое распространение. Прокламация заканчивалась следующими словами: «Скоро, скоро наступит день, когда мы распустим великое знамя будущего, знамя красное, и с громким криком: «Да здравствует социальная и демократическая республика русская!» - двинемся на Зимний дворец истребить живущих там».
 
 
Большевики воплотили это пророчество Заичневского, захватив в октябре 1917 года Зимний дворец и расстреляв царскую семью в июле 1918 года. Дом Оболенских был снесён в 1960-х годах. Но его можно увидеть на фотографии в книге К. Голосова «Подольск».
Источник: Л.Н. ТОПОРОВ

«
ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ