Рубрика  /  Новости Подольска и региона
Предложить новость
05 сентября 2010 08:063243обсудить новость

Бабенская игрушка в прошлом и настоящем


Две знаменательные юбилейные даты, связанные с развитием выдающегося художественного промысла подольского края и всей России, ожидают нас в следующем году. В мае исполняется 100 лет со времени основания Бабенской артели, поднявшей на новый уровень изготовление токарно-полированных игрушек и давшей наименование целому их направлению. Ну, а в августе-сентябре отметит своё десятилетие расположенный в посёлке Шишкин Лес муниципальный центр дополнительного образования «Бабенская игрушка». Такие вехи не должны остаться незамеченными, и в канун нового учебного года корреспонденты «Земли Подольской» встретились с создателем центра, художником, мастером токарного дела, исследователем бабенского промысла Сергеем Видановым. И первый наш вопрос, естественно, был посвящён событиям вековой давности.

– Сергей Валентинович, что именно произошло в 1911 году?

– 15 мая (28-го по современному календарю) в Москве у нотариуса Невяжского был подписан договор об учреждении Бабенского складочно-потребительного общества кустарей токарного производства, 5 июня состоялось организационное собрание. В создании артели приняли участие мастера-игрушечники, несколько скупщиков, два сотрудника Кустарного музея Московского губернского земства, всего 31 человек. При этом земство выделило ссуду в 700 рублей, а музей гарантировал рынок сбыта.

– Момент, очевидно, выбран был неслучайно…

– Сложно сказать. Вопрос об организации кустарей-токарей обсуждался в Подольском уезде ещё в 1904-1905 годах, но тогда обстоятельства помешали осуществлению этого замысла. А после Первой русской революции подобные объединения стали расти по всей стране, как грибы. Так что решение создать артель было в духе времени. Впрочем, для этого имелись и более весомые причины: в начале ХХ столетия наши игрушки в массовом порядке выходят на мировой рынок. В одном из отчётов Кустарного музея совершенно определённо подчёркивалось, что Бабенское общество понадобилось для правильного обслуживания зарубежного покупателя. Это вполне разумно: при масштабной торговле нет смысла ездить в разные деревни ко всем мастерам, заказы гораздо выгоднее оформлять в одном месте. Экономический фактор здесь явно был определяющим.

– Но прежде чем кустари объединились, промысел должен был возникнуть и состояться. Что мы знаем об этом?

– К сожалению, процесс этот изучен пока недостаточно. Судя по всему, появилось токарно-игрушечное производство на подольской земле в ХIХ веке, ближе к его середине. Земские статистики, проводившие в конце 1870-х годов обследование промыслов Московской губернии, называют даже фамилию родоначальника – Моторнов из деревни Голохвастово. Правда, тут же указано, что в данном населённом пункте промыслом занимаются сразу шесть Моторновых, и понять, кто же был первым, не представляется возможным. Зато легко предположить, что освоил он это дело в городе, скорее всего в Москве. И привёз в родные места, а потом уже пошло-поехало.

– Затея легла на благодатную почву…

– Абсолютно точно. Рядом первопрестольная – практически необъятный рынок сбыта. Кругом леса – источник сырья. Благодаря Старо-Калужскому тракту нет проблем с доставкой. Оставалось, говоря современным языком, соответствующий маркетинг наладить.

– К различным промыслам подмосковные крестьяне издавна питали интерес.

– А что поделаешь – хлебопашеством при нашем климате не очень-то прокормишься. Да и отнимало земледелие лишь два-три месяца в году. Поневоле приходилось куда-то силы прикладывать. Кто-то жёг уголь, другие извозом занимались. А у жителей Вороновской и Краснопахорской волостей обнаружилась склонность к токарному делу.

– И проявилась она довольно быстро.

– Согласно упомянутому выше обследованию, в 1879 году токарной игрушкой в наших краях занимались 111 человек, а к концу столетия их число увеличилось до 347. Промыслом оказались охвачены 45 сёл и деревень, начиная с 1882 года наши мастера успешно участвуют в губернских, всероссийских и даже всемирных выставках, получая на них немало медалей, дипломов и похвальных листов. Распространению ремесла во многом способствовало семейное ученичество, когда опыт передавался из поколения в поколение. Известны многочисленные династии токарей: Борисовы, Булычёвы, Кузины, Ромахины…

– Токарная обработка дерева предполагала в том числе производство всяческих утилитарных вещей, будь то катушки для ниток или дверные ручки. Но в истории отечественной культуры промысел остался главным образом благодаря бабенской игрушке. Какое содержание вкладываем мы в это достаточно широкое понятие?

– Первоначально речь шла о токарно-полированных игрушках, когда изделия покрывались цветными политурами прямо на станке, в более поздние времена стали и раскрашивать. В принципе, точили и в других местах, но для здешнего промысла характерны чёткость линий, многообразие товара и высокий уровень мастерства. Такого качества игрушек в таком количестве и таком ассортименте нигде больше не было. И ещё, безусловным нашим приоритетом являются многоместные игрушки, их чаще называли вкладными или вскрывными. Традиция богатейшая, подобных изделий производили до полутора десятков видов, таких, к примеру, как яйца, шары, грибы, бочонки, чугунки, графины, горшки, кольца, матрёшки…

– С деревом понятно, но ведь серьёзное развитие получило и точение по кости.

– Это, вне всякого сомнения, важная неотъемлемая часть бабенского промысла, объединяющим началом выступает игрушка. Из кости, наряду с прикладным товаром (счёты, наконечники для спринцовок), делали блошки, бирюльки, фишки, кубики, шахматы… Выбор того или иного материала складывался исторически, большую роль, вероятно, играли заказы. Некоторые мастера-универсалы работали и с деревом, и с костью, станок при этом использовался один, только заточка резцов разная.

– Промысел справедливо называют художественным, в высших своих проявлениях он поднимается до уровня искусства. А искусство немыслимо без шедевров.

– К вершинным творениям, безусловно, относится уникальное 100-местное яйцо, которое для Всероссийской выставки 1913 года выточил и отполировал в разные цвета голохвастовский мастер Фёдор Егорович Ромахин. Тончайшая работа, толщина стенок сопоставима со скорлупой. Автором изумительных бирюлек был токарь из деревни Малинки Иван Васильевич Сазонов. Сегодня оба эти шедевра хранятся в Сергиевом Посаде, в музее игрушки. Серьёзным прорывом и в плане технологии, и в художественном отношении стал так называемый «винтовой товар» Ивана Павловича Другина, мастера-самородка из деревни Косовка.

– В этот ряд наверняка поставим и первую матрёшку.

– Непременно. Как убедительно доказала в своей книге «Игрушечных дел мастера» замечательный историк народных промыслов России Галина Львовна Дайн, появилась она на рубеже ХIХ-ХХ столетий в московской мастерской при магазине «Детское воспитание». Многоместная расписная кукла стала результатом коллективного творчества. В роли идеолога создания новых игрушек выступал хозяин мастерской Анатолий Иванович Мамонтов, росписью занимался известный живописец и график Сергей Васильевич Малютин. А вот саму деревянную фигуру придумали токари из Подольского уезда – Василий Петрович Звёздочкин (он родом из деревни Шубино) со своими товарищами Коноваловым и Беловым. На весь свет «прогремела» матрёшка после Парижской выставки 1900 года, где была удостоена бронзовой медали. С тех пор это один из общепризнанных символов нашей страны.

– Существует предположение, будто идея матрёшки позаимствована у японцев.

– Похоже, у нас эта версия, ничем реальным не подкреплённая, раздувается даже больше, чем в Японии. Если говорить по существу, то у них совсем другая смысловая нагрузка. Фигурка восточного мудреца Фукурумы обращена к духовному началу, наш же образ очеловечен, приземлён, полон жизненных сил и энергии. Матрёшка воплощает семейность, продолжение рода, материнство. Причём образ настолько сильный, что до сих пор работает. При нынешней неблагоприятной демографической ситуации всё это вполне могло бы стать национальной идеей, которую российская власть так упорно ищет и никак не найдёт.

– По поводу происхождения матрёшки в литературе встречаются разногласия, представители Сергиева Посада нередко, что называется, тянут одеяло на себя. Поэтому сформулируем вопрос жёстко и категорично: где находится родина одного из главных символов России?

– Конечно же, в Москве. Да иначе и быть не могло, новые образцы игрушек создавались в городе, крестьянская среда для этого слишком консервативна. Но так же верно и другое: матрёшка появилась в русле бабенской традиции, создана при решающем участии наших мастеров. Сергиевопосадская же токарная школа поднялась на необходимый уровень лишь после переезда туда в 1904 году Звёздочкина.

– Давайте вернёмся в год 1911-й. Что нового привнесло в жизнь окрестных кустарей появление Бабенского общества?

– Произошли, прежде всего, перемены экономического характера, люди стали больше зарабатывать. Увеличилось количество токарей, расширилась география промысла. Поступали улучшенные образцы, в том числе из-за границы, здесь они переосмысливались, доводились до ума с учётом наших особенностей и навыков. Росло качество продукции, с другими странами иначе не поторгуешь. В принципе, численно артель не доминировала, основали её три десятка человек, спустя год их было уже 50. Но в округе в это время работало более 900 токарей, и при таком существенном преобладании все они ощутили влияние складочно-потребительного общества. Достаточно сказать, что именно артель заставила скупщиков повысить расценки.

– Присутствовала ли во всём этом политическая подоплёка, ведь и социал-демократы, и эсеры активно использовали в революционной деятельности легальные организации.

– Действительно, Бабенское общество было одним из самых «красных» в России. Не удивительно, что в 1914 году его возглавил большевик Сергей Семёнович Караваев. Много внимания уделялось культурно-массовой работе, при артели были созданы библиотека и народный дом, ставились спектакли, читались лекции. Не вдаваясь в подробности, подчеркнём, что такая идейная направленность помогла обществу выжить в голодные годы Гражданской войны.

– Вообще, на своём большом тернистом пути артель, впоследствии называвшаяся и фабрикой, и цехом, пережила немало этапов. Были и взлёты, и падения.

– В советское время привычно было вести отсчёт с 1913 года, это очевидный расцвет промысла. Затем наступает трудный период, связанный и с Первой мировой войной, и в ещё большей мере с революцией. Очередной подъём производства связан с новой экономической политикой. В 1925 году только на экспорт работали 246 токарей, и это в условиях торгово-экономической блокады Советской России. Таков был спрос на наши игрушки! Очередные сложности наступают в эпоху коллективизации, которая ударила не только по крестьянству, но и по кустарям. Впрочем, тогда же произошли и положительные изменения: система дошкольного образования осознала огромную дидактическую ценность бабенских игрушек и стала оформлять массовые заказы на них. Выпуск доходил до миллиона штук в год, и хотя сами изделия стали попроще, качество выдерживалось высокое. После войны постепенно наступает упадок, выяснилось вдруг, что местную древесину использовать нельзя, надо завозить из других областей, а транспорта своего не оказалось. Сам я пришёл на фабрику в середине 1970-х, сразу после школы. Налицо был целый клубок экономических противоречий: при огромной доле ручного труда требовались совершенно другие расценки, но сложившаяся система оплаты превращала людей в автоматы. Обследовавшие производство сотрудники НИИ художественной промышленности вынуждены были констатировать, что на Бабенской фабрике не вырабатывается бабенский ассортимент. Некоторый всплеск произошёл в перестройку, многие тогда трудились «на вынос», ведь за воротами за готовое изделие давали гораздо более высокую цену. К концу 90-х на предприятии сторожей было больше, чем рабочих, а сейчас здесь филиал мебельной фабрики.

– Зато эстафету подхватил центр дополнительного образования «Бабенская игрушка».

– Мы находимся на исконной территории бытования промысла, это очень важно. Главные наши задачи – сохранить ассортимент игрушек и весь процесс их изготовления: от бревна до готового изделия. И нам это удаётся, неслучайно в Шишкин Лес так много экскурсий приезжают, нигде больше такого не увидишь. Возродить же массовое производство в нынешних условиях не представляется возможным, для этого нужна совершенно иная государственная политика.

– Традиция живёт и в учениках…

– Подготовка токаря по дереву – дело крайне трудоёмкое и ответственное. За годы работы центра удалось выучить человек 15-20. Некоторые добиваются заметных успехов, новые игрушки изобретают. Это и многоместная сова, и горшочек, который разбирается на составные части по другому принципу, не так, как прежде. По духу вещи бабенские, но уже новой формации.

– Как собираетесь отметить столетие артели?

– Всё лето с помощниками работали, сделали около сотни образцов бабенских игрушек, старых по придумке, но современных по исполнению. Оригиналы в основной массе совершенно забыты, их разве что в запасниках музеев увидишь. Так что для многих такое знакомство с промыслом станет настоящим откровением. Частично покажем на Дне посёлка Шишкин Лес, а в начале февраля экспозиция откроется в Подольском выставочном зале. Там будут и мастер-классы, и игровые программы, всё это богатство удастся оценить в действии. Есть намерение и небольшую передвижную выставку оформить, проехать с ней по городам России. Из издательских планов – брошюра о подольских матрёшках, появятся и другие публикации.

– Напоследок ещё один вопрос. Вам многое удалось совершить в сохранении и развитии традиций бабенского промысла, есть немало задумок на будущее. В чём секрет успеха?

– Всё очень просто. В жизни надо заниматься своим делом.

Беседовал Ростислав ЛАЗАРЕВ


«
ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ