Рубрика  /  Новости Подольска и региона
Предложить новость
21 ноября 2009 10:092460обсудить новость

Военкоматы не вписываются в "новый облик"


 

Нынешний осенний призыв в Вооруженные силы, который стартовал 1 октября, выглядел бы более или менее обычно, если бы Министерство обороны не распорядилось одновременно с отправкой новобранцев в войска лишить погон порядка 10 тыс. офицеров и 5 тыс. прапорщиков, проходивших службу в 1740 военных комиссариатах (процесс этот близится к финалу). Впрочем, и сами военкоматы приказали долго жить – вместо них с 1 октября, по словам заместителя начальника Генерального штаба Василия Смирнова, «образован 81 военный комиссариат субъектов России». Мол, таковы насущные требования перехода армии к «новому облику». Военные комиссары в регионах, судя по мониторингу откликов с мест, которые изучило «НВО», в шоке. На их защиту кое-где уже становятся даже «солдатские матери» и правозащитники – «извечные борцы с безобразиями, творящимися при призывах юношей на службу».

РАЗВЕДКА ИНФОРМАЦИОННЫМ ВБРОСОМ

Лиха беда начало! Военное руководство в ближайшем будущем (очевидно, к 2012 году, когда, по планам Минобороны, «новый облик» армии будет сформирован окончательно и бесповоротно) намерено вообще отказаться от военкоматов!

Об этом 1 октября в ходе круглого стола, посвященного осеннему призыву, во всеуслышание объявил замначальника Главного штаба Сухопутных войск генерал-лейтенант Сергей Антонов. По его словам, «Министерство обороны будет делать оборонный заказ муниципальным органам власти на подготовку и призыв граждан для службы в армии и на флоте». Генерал пояснил, что сейчас разрабатывается проект предложения, связанный с передачей функций призыва граждан на ратную службу от военного ведомства местным органам власти. То есть поставлять рекрутов Вооруженным силам будут гражданские «дяденьки и тетеньки».

Эта информация нимало удивила председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктора Озерова. Он заявил, что о подобной инициативе слышит впервые. Ему известно лишь, что до конца года военное ведомство планирует подготовить новую редакцию Закона «О воинской обязанности и военной службе» (в который раз за последние годы!) и в тех проектах, с которыми знаком сенатор, ничего и близко нет к тому, что предложил генерал Антонов. Впрочем, по словам Озерова, уже сейчас, особенно после того, как было принято решение сократить количество военкоматов, призывную комиссию обычно возглавляет один из заместителей руководителя муниципального образования. Сотрудники муниципальных служб – медики, психологи – также входят в состав комиссий. Включены в них и представители субъектов Федерации. «Но если Минобороны представит такой законопроект, будем работать», – пожимая плечами, отметил Виктор Озеров.

В свою очередь, замначальника Генштаба Василий Смирнов в спешном порядке попытался дезавуировать «идею» генерала Антонова. Для этого ему пришлось еще раз (через два дня после объявления с 1 октября призыва) собирать журналистов. Смирнов поведал им, что «в настоящее время в российском военном ведомстве не прорабатывается вопрос передачи функций, связанных с призывом граждан на военную службу, органам местного самоуправления». «Участие органов местного самоуправления в проведении призыва граждан на военную службу уже регламентировано Законом «О воинской обязанности и военной службе», – растолковывал Смирнов «особо непонятливым». – В соответствии с этим документом призыв на военную службу организуют военные комиссариаты, а осуществляют – призывные комиссии, возглавляемые главами местных администраций или их представителями». Но эта любопытная пикировка на сем не закончилась. 6 октября, через четыре дня после разъяснений Василия Смирнова, вдруг «прорезался голос» члена СФ генерал-лейтенанта Михаила Сорокина: «Структура военкоматов в этом году существенно изменилась, все должности военнослужащих заменены гражданскими специалистами, упразднены райвоенкоматы, и больше нет логики в том, чтобы функцией призыва в армию по-прежнему занималось военное ведомство».

Слова Сорокина звучат тем авторитетнее, что он четыре года возглавлял военный комиссариат Костромской области и столько же времени являлся военкомом Москвы: «Если военкоматы, полностью укомплектованные гражданскими специалистами, будут переданы в ведение муниципальных властей, то существенно повысится их уровень и заодно повысится качество их работы. Они вместе с муниципальными служащими будут работать в одной системе координат, а сейчас они словно на распутье, не знают, кому подчиняться: то ли военному ведомству, то ли главе местной администрации». Вот до чего дело дошло: одни еще тянут за «мундир от Юдашкина» (спеша его снять с военкоматчика), другие – за рукав пиджака: ты уже «наш», нам и подчиняйся!

«Военкоматы сегодня с трудом справляются с выполнением своих обязанностей. С офицеров военкоматов сняли погоны, у них отняли транспортные средства, сократили почти всех технических работников, и теперь даже пресловутые повестки гражданам некому рассылать, а ведь план призыва увеличился в два-три раза», – отметил также сенатор.

Можно с немалой долей вероятности предположить, что вопреки заверениям Василия Смирнова проект полной ликвидации военкоматов Минобороны все-таки вынашивает (или, выражаясь словечком замначальника Генштаба, прорабатывает). И то, что происходит, – это классический вброс информации, дабы посмотреть, кто как прореагирует, в какой степени можно «прорабатывать» проект дальше: продвигать или «задвигать» его. И в этой очередной «информационной операции» экс-военком столицы выступает «на стороне Сердюкова». Логика в его словах на фоне общей, уже вырисованной картины с военкоматами, как представляется, есть. Однако последствия возможных решений в данном направлении трудно предугадать. Ибо руководство Минобороны, по всем направлениям гоня армию к не представляемому им самим «новому облику», двигает телегу впереди лошади. Ведь сначала эксперимент надо было провести (скажем, в одном отдельно взятом округе или группе субъектов РФ). И лишь потом на основе полученных результатов, начинать «изживать военщину» в военкоматах (или – напротив – увидеть: без военкома в погонах пока никак не обойтись). Так поступают, например, в Вооруженных силах Белоруссии: сначала испытают что-то, а потом уж реформируют.

А вот в Минобороны РФ не только не экспериментируют (первый и последний эксперимент годичной продолжительности – по поводу перевода армии на контрактный способ комплектования – имел место в 2003 году, он выявил неготовность к этому, но добровольцев стали-таки набирать в войска), но и неоднократно «уточняют» планы неожиданно начавшейся в ноябре прошлого года очередной военной реформы. На примере тех же военкоматов это очень хорошо видно.

И ЛОШАДЬ УСТАЛА ТЕЛЕГУ ТОЛКАТЬ

Реформа военкоматов (всей призывной системы?) в течение последних 9 месяцев (декабрь 2008-го – сентябрь текущего года) шла по нарастающей. Василий Смирнов и иже с ним перелопачивали планы и воплощали их в жизнь с неподдающейся разумению алогичностью и противоречивостью. Как будто впряглись в телегу сами, плюнув на лошадь. Проследим же для наглядности.

8 декабря 2008 замначгенштаба Смирнов сообщает, что в течение 2009 года в российских военных комиссариатах будет сокращено «значительное количество офицерских должностей – около 10 тысяч, что составляет больше половины всех штатных единиц». То есть сначала предполагалось упразднить лишь 50% офицерских должностей.

3 марта 2009 появляется информация источника Интерфакса в российском военном ведомстве, что «в военкоматах в общей сложности сокращается 50% офицерских должностей и еще 40% офицерских должностей будут заменены гражданскими специалистами». Итого – «разофицериванию» подлежало уже 90% военкоматчиков.

19 марта Смирнов эту информацию подтверждает, говоря, что масштабное реформирование военных комиссариатов во всех регионах России завершится к 1 апреля. «Наиболее радикальные изменения коснулись райвоенкоматов, где осталась только одна офицерская должность – военкома, – подчеркивает он. – А в областных военкоматах будет всего четыре офицерских должности» (вместо 43-х. – О.Е.).

8 апреля начальник направления призыва Генштаба генерал-майор Евгений Бурдинский убежденно заверяет прессу, общественность и самих «оптимизируемых», что «реформа военных комиссариатов во всех регионах завершена и с 1 апреля текущего года все они работают в новой оргштатной структуре».

И после всего этого грянуло «черное» для военкоматов 1 октября 2009 года.

Накануне всё тот же Василий Смирнов огорошил известием о том, что все должности в военных комиссариатах России с 1 октября 2009 года будут переведены с военных на гражданские. Региональные комиссары выходили «к народу» информировать о начале призыва в области, крае, республике по привычке в военной форме, уже как бы «не имея на это права».

НАСТОЯЩЕЕ УНИЧТОЖЕНИЕ АРМИИ

Все офицеры военкоматов должны быть «распогонены» уже до 1 декабря – до завершения и в самый разгар призывной кампании, финиш которой определен 31 декабря. То есть в «новый облик», нарисованный министром обороны Сердюковым, они так и «не вписались».

Что – теперь, можно проиллюстрировать да хоть на примере Белокаменной. С 1 октября в Москве остался при погонах только горвоенкомат, а районные комиссариаты стали полностью гражданскими. Скажем, военком Зеленограда (город московского подчинения) офицер Сергей Тамаев в ближайшее время будет уволен в запас (хорошо, если не задним числом – с 1 октября). Если он пожелает – будет переведен на гражданскую службу. Нет – скатертью дорожка! Ранее, весной текущего года, под нож «нового облика» попали 37 человек зеленоградского военкомата. Всего же в Москве ныне насчитывается 30 военкоматов, которые возглавляют семь полковников и 23 подполковника. Впрочем, с 1 октября по воле Минобороны они уже «не офицеры».

И теперь, допустим, военный комиссариат Подольска с несколькими его структурными подразделениями будет именоваться муниципальным отделом военного комиссариата Московской области по городу Подольску, Подольскому району, Климовску, Троицку и Щербинке.

Статуса самостоятельного юридического лица все районные военкоматы (отныне муниципальные отделы) лишаются, печати у них отбирают.

В Свердловской области, по словам военного комиссара этого региона полковника Александра Клешнина, переформировываются в отделы областного военкомата 39 военных комиссариатов. Возглавляющим ныне окружные и городские комиссариаты военкомам будет предложено либо уволиться, либо перейти на военную службу в военные части. До 1 октября в военкоматах области числились 325 военнослужащих. Теперь все они уволены (причем 190 человек из них имеют проблемы с жильем). Всех их собираются принять на работу в созданные отделы уже в качестве гражданских лиц. «Завлекают» зарплатой, которая в несколько раз меньше их офицерского оклада. А работать надо «как прежде и даже еще больше». Ибо от того, что кого-то «разофицерили», число рекрутов меньше не стало.

Полковник (пока еще) Клешнин посчитал нужным выразить свое личное «мягкое негативное отношение» к происходящему: «Я за то, что призывник должен видеть в военкомате человека в форме. Если он видит там гражданского или девушку, то может не воспринять их всерьез».

Председатель призывной комиссии Томской области Юрий Сухоплюев высказался по этому поводу в том же духе: «По сути дела, у нас офицеров в райвоенкомате и в облвоенкоматах, в том числе и в нашем, не останется. Это первое, что может затруднить осенний призыв, ибо люди в погонах всегда были образцом для подражания». «Как это станет выглядеть с гражданскими специалистами после реорганизации, предсказать трудно», – недоумевает он.

Исполняющий обязанности военного комиссара Подольска, Подольского района, Климовска, Троицка и Щербинки Вячеслав Корж также убежден, что нынешняя кампания будет непростой для самой структуры комиссариата, которую сотрясают перманентные «сердюковские реформы».

Но не только такие моменты беспокоят офицеров. «Как сейчас проводить различные военно-патриотические мероприятия? – задается вопросом начальник отдела облвоенкомата Кузбасса полковник запаса Владимир Кодолов. – Будет ли на уроках мужества, военных сборах, в День защитника Отечества, на смотрах и парадах так значимо восприниматься человек в обыкновенном пиджаке? А я, к примеру, всегда видел, как в военкоматах допризывники и призывники буквально «подтягивались» при виде офицеров, которые и говорили с молодежью по-мужски, по-армейски. Психологически армия-то и начиналась с военкомата».

«Я искренне возмущена тем, что сделали с военкоматами, – заявила на фоне происходящего глава свердловского Комитета солдатских матерей Марина Лебедева. – Как могли сократить офицеров, которые понимают, знают проблемы призыва? Этот «новый облик» армии – для кого? Да, было много нарушений в военкоматах, и мы всегда были к ним в «оппозиции». Но многие гражданские, кого сейчас набрали, наверняка даже закона о воинской обязанности не знают!.. Получается самое настоящее уничтожение армии».


«
ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ