Рубрика  /  Новости Подольска и региона
Предложить новость
01 июля 2014 13:23506обсудить новость

Администрация Лаговского пошла на подлог с публичными слушаниями?


Подольск.ру публикует статью Владимира Чуприна для газеты "Московский комсомолец" № 26550 от 19 июня 2014.

От IT на деревне не спрячешься

Чтобы вывести на чистую воду сельских чиновников, понадобилась помощь опытных компьютерщиков

Если хочешь отравить жизнь деревенским жителям и дачникам, нужно под нос подсунуть свалку — по нынешним временам мусоросортировочный пункт. Добрые крестьяне, которые и мухи не обидят, тут же становятся нервными и подозрительными, пишут жалобы в Генпрокуратуру, губернатору, в другие высокие областные и федеральные инстанции.

Вот и в сельском поселении Лаговское Подольского района с недавних пор тоже неспокойно. Считается, что на публичных слушаниях 15 мая 2012 г. крестьяне сами одобрили создание полигона ТБО в своем поселении. Однако жители уверяют, что никаких слушаний и в помине не было. Их слова подтверждает заключение независимого эксперта.

Впрочем, по порядку.

 



История вопроса такая. МУП «Малинки» — полигон твердых бытовых отходов — располагался на территории сельского поселения Щапово Подольского района. О нем в сельском поселении Лаговское (все того же Подольского района) местные жители даже не знали.

Но в 2010 г. изрядная часть района отошла в Большую Москву. Вместе с землями, налоговыми сборами и прочими преимуществами столица получила в наследство и некоторые обременения: Щапово с полигоном ТБО оказались в границах Белокаменной. Что, само собой, не красило облик «лучшего города Земли».

Не мудрствуя лукаво столичная мэрия решила закрыть эту «лавочку».

Понятно, что для ООО «Малинки» (к тому времени из муниципального унитарного предприятия оно успешно преобразовалось в частное) это был колоссальный удар. Ведь для частника в нашей экономической жизни главное — извлечение прибыли, прибавочная стоимость, почитайте «Капитал» Карла Маркса. А откуда его качать?

В 2012 г. без широкой огласки в прессе и всенародного обсуждения руководитель администрации Подольского района Музычук широким жестом подписывает постановление о выделении частной фирме 2,5 га земли под мусоросортировочный пункт в сельском поселении Лаговское.

Свалка — не шоколадная фабрика: чтобы подсунуть такой объект под нос жителям близлежащих деревень, требуется их согласие. К бабке ходить не надо: такого согласия никто не даст. Был чистый деревенский воздух, ковыльные поля, а теперь бац — банки, склянки, рваные ботинки. А то и хуже: ртутьсодержащие отходы, аккумуляторы и прочие вредные вещества.

Но с этой самой условной бабушкой-старушкой можно провести разъяснительную работу. Что так, мол, и так, полигон ТБО воздух, конечно, не озонирует, но в виде компенсации за определенные неудобства, моральный, так сказать, урон местные жители, допустим, получат широкую асфальтированную дорогу. Или пообещать, что им проведут в избы газ. Или в конце концов генералы мусорных карьеров будут доплачивать старикам к пенсиям.

Так делается во всем мире, ведь свалки — настоящее золотое дно, а деньгами нужно делиться с ближним. На публичных слушаниях оглашается перечень льгот, которые получат крестьяне. И если их это устраивает, жители дают «добро».

Так, повторяем, делается во всем мире.

Но не в Подольском районе.

Поселок Железнодорожный сп Лаговское


Информацию о проведении публичных слушаний в мае 2012 г. (всего 2–3 слова мелким шрифтом!) чиновники разместили даже не в официальной районной газете «Земля подольская», а в неком приложении к ней, о существовании которого мало кто знает. Чтобы это приложение уж точно не попало в руки жителям, объявление напечатали в майские праздники, когда сельчанам не до чтива.

Тем не менее протоколы о публичных слушаниях гласят, что они таки состоялись. Правда, непонятно, кто в них участвовал и обеими руками голосовал за свалку. В суде на сей счет фигурируют два документа от администрации сельского поселения Лаговское. Что из 38 окрестных населенных пунктов на сходе присутствовали аж 22 человека. 10 поддержали проект «Малинки», один был против. Позиция еще девяти «слушателей» вообще неизвестна, их будто и не было. Второй акт публичных слушаний гласит, что в них принимали участие аж 10 человек. Каким документом руководствоваться суду, принимая решение, непонятно. Кстати, жителям деревень, несмотря на многочисленные просьбы, сельские чиновники протоколы так и не показали, ограничились лишь куцыми, в 2–3 строчки, выписками-отписками. Заключения о публичных слушаниях (если они, конечно, есть) тоже никто не видел.

— Это грубейшее нарушение Градостроительного кодекса, — считает местная жительница Людмила Тихонова, которая и подала в суд иск на администрацию сельского поселения Лаговское. — Извещение о публичных слушаниях должно быть вывешено на официальном сайте администрации — его никто не видел. Кроме того, Кодекс в обязательном порядке предписывает заблаговременную организацию экспозиции, где на стендах обозначены схемы, из которых понятно, что будет собой представлять свалка. Ничего этого у нас и близко не было…

По российскому законодательству срок, по которому можно оспорить результаты публичных слушаний, составляет всего 3 месяца. А прошло 2 года. Инициативная группа решила не сдаваться.

Лаговский пруд

 


В уважаемой и лицензированной структуре, занимающейся IT-технологиями, инициативная группа заказала независимое экспертное исследование на тему: были ли объявления о проведении публичных слушаний 15 мая 2012 г. на официальном сайте администрации поселения? Иначе говоря — был ли мальчик?

Вопрос имеет значение. Как мы уже сказали, такая информация — непременное требование Градостроительного кодекса РФ. И если оно не выполнено, то все протоколы с участием в слушаниях то ли 20, то ли 10 человек — филькина грамота. Значит, прощай судьбоносное решение об организации свалки!

Чиновники поселения утверждают на многочисленных заседаниях Подольского горсуда, что объявление было размещено на их сайте в мае 2012 г. И даже продемонстрировали скриншоты. Дескать, полюбуйтесь.

Деревенские жители говорят, что все это мошенничество, не было объявления!

Так кто же из них соврамши?

Вот авторитетные выводы независимых экспертов: объявления о публичных слушаниях были созданы и опубликованы в период между… 8 час. 54 мин. 15.04.14 г. и 11 час. 50 мин. 16.04.14 г. «Все поля о времени публикаций, — сообщается в отчете, — являются поддельными». То есть мнимые объявления о публичных слушаниях на самом деле появились в Сети задним числом, спустя целых два года после «проведения» деревенского схода! Аккурат в то самое время, когда инициативная группа решила оспаривать результаты в суде!

Выходит, подлог?! И квалифицируется он как преступление, предусмотренное ч. 1 статьи 303 УК РФ: «Фальсификация доказательств».


Едем в сельское поселение Лаговское, в деревню Алтухово, где полным ходом идет планировка площадки под свалку, строительство пункта перегрузки и переработки бытовых, крупногабаритных и древесных отходов. Участок расположен на пересечении Симферопольского шоссе с московским Малым кольцом, рядом с речкой Михалинкой.

От членов инициативной группы узнаю, что эту речку местные власти не признают за водоем, поскольку она как бы сезонная, в летние месяцы пересыхает. А раз нет речки, то упрощается процедура различных экологических экспертиз. Однако на момент приезда «МК» речка текла, да и на местных картах она обозначена!

В принципе санпиновские нормы по удаленности от жилых домов (500 метров) соблюдены. Но нормы эти, прямо скажем, смешные. Например, в Германии злачные места типа свалок должны находиться к постройкам не ближе чем на 25 км.

Однако нормы «равноудаленности», похоже, единственное, что согласовывается с законом.

— Это водоохранная зона, здесь запрещены строительство, реконструкция и эксплуатация хозяйственных субъектов, — рассказывает член инициативной группы Алексей Кулаев. Рядом у нас три речки: Михалинка, Рожайка, Рогожка. Все соли, тяжелые металлы — вся периодическая таблица Менделеева со свалки будет стекать в эти водоемы. А они впадают в Пахру, та — в Оку, Ока — в Волгу. Такой начнется круговорот вредных элементов в природе.

Вопрос, который особенно беспокоит местных жителей, — переработка мусорных отходов. Как явствует из документов, отходы будут не просто свозить на территорию поселения и там захоранивать, а по образу и подобию Японии, Германии или другой «продвинутой» страны их перерабатывать, поставить целый завод.

Поскольку переработка отходов для нашей страны настоящая ахиллесова пята, то она и вызывает большие опасения. В Подмосковье есть несколько подобных предприятий, они создавались с соблюдением всех экологических норм и с участием крупных иностранных фирм. Тем не менее вопросы по охране окружающей среды остаются, люди недовольны их соседством. Насколько переработка будет безопасна в поселении Лаговское?

С речками Рожайка и Рогожка все понятно: вредные примеси хлынут в них целой рекой и помчатся навстречу Волге-матушке реке. Но она, Волга, далеко, а крестьянские избы близко. В окрестных деревнях нет централизованного водопровода, во дворах колодцы или скважины. Прежде чем тяжелые металлы доберутся до водоемов, их изрядная часть осядет в крестьянских колодцах.

Сам я не раз бывал на слушаниях по организации полигонов ТБО. Изготовители оборудования по переработке мусора лично приезжают на сходы (как правило, это иностранцы, представители фирм) и убеждают людей, что их оборудование, фильтры и пр. абсолютно надежные, лучшие в мире. Слов тут, понятное дело, недостаточно. Требуются тщательные экспертизы минприроды региона и России.

В Подольском районе, похоже, решили обойтись без таких заморочек, во всяком случае, аборигены их не видели. Из чего они делают вывод, что никакими японскими или канадскими сверхнадежными фильтрами, уловителями вредных веществ у них и близко не будет пахнуть. Скорее всего, переработку на свои плечи возьмет старое советское (а еще хуже — современное российское) оборудование. Тут только держись, не до охраны окружающей среды…

— Государственная экологическая экспертиза объекта не проводилась, — уверены деревенские жители. — Нам ответила официальным письмом администрация поселения, что это необязательно: если площадь хозяйственных построек меньше 1,5 тыс. кв. метров, экспертиза не нужна. В госструктуры организаторы свалки отправили документы, что на полигоне будет всего три постройки площадью 950 кв. метров. Хотя там будет 17 разных объектов, в т.ч. и по переработке мусора. Объект обязан пройти госэкспертизу!

— Районные власти заверяют, что свалка будет исключительно для нужд нашего поселения, — добавляют лаговцы. — Но здесь концы с концами не сходятся. Ее проектная мощность — 50 тысяч тонн в год. А наши деревни дают 5 тыс. тонн. Даже если предположить, что мусор к нам начнут везти со всего Подольского района, это 17 тыс. тонн в год. Зачем делают в три раза больше, под какие цели?

Возможно, на этот и другие вопросы прольет свет череда судов, которые уже не первый раз проходят в Подольске. Администрация сельского поселения Лаговское признала, что объявления о публичных слушаниях на официальном сайте не размещались, и ходатайствовала перед горсудом об исключении из доказательств по делу первоначальных скриншотов. Суд это ходатайство отклонил, а выводы специалиста по IT-технологиям приобщил к материалам дела.

Вот только решения по иску Людмилы Тихоновой до сих пор не вынес.


«
ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ