Рубрика  /  Милосердие, Благотворительные акции
Предложить новость
01 апреля 2014 07:22864обсудить новость

Пережить за час личную драму другого человека


Выезжаем утром, по чашке кофе на ближайшей от метро заправке, и в путь. С нами сегодня Олеся Деснянская, психолог, координатор программы «Профилактика социального сиротства», и психолог Юлия Курчанова. Еще к команде присоединился художник Алексей Йорш, который будет делать зарисовки и потом выпустит комикс о работе проекта. Это тоже часть PR задачи на сегодня.

Олеся и Юля работают в фонде «Волонтеры в помощь детям-сиротам» с кровными семьями по программе "Профилактика социального сиротств". Основная задача этой программы — предотвратить попадание ребенка в сиротское учреждение и, если возможно, сохранить ребенку кровную семью. Для этого фонд оказывает семьям самую разную поддержку — юридическую, финансовую, психологическую, привлекает к работе с семьями специалистов и волонтеров. В настоящий момент программа фонда курирует около 60 семей.

Пока мы едем в Подольск, Олеся и Юля намечают порядок встреч, проговаривая задачи на каждый визит.  Мы с Алексеем следим за их разговором, иногда задаем вопросы. Из разговора становится ясно, что план на день очень плотный, нужно заехать в 5 семей.

Аня и трое детей

Первая семья, в которую мы направляемся, находится в поселке Быково Подольского района. Мама нашла фонд сама и обратилась за помощью. У нее трое детей, младшим — близнецам четырех лет — нужно ходить в детский сад для слабовидящих детей. Ближайший такой детсад — в Бутово. У мамы большие проблемы с доставкой туда детей. Социальные автобусы с утра переполнены, с двумя малышами, один из которых — незрячий, втиснуться туда сложно. Такси и попутки семье не по карману.

Дом находим не сразу, навигатор путается, но потом все-таки выводит нас на нужный адрес, и вот мы уже у двери квартиры на первом этаже. Нас встречает Аня — высокая бойкая женщина. Извиняется — мы приехали в разгар уборки. Раздеваемся, знакомимся. В прихожую сразу приходит улыбчивая девочка с куклой. «Это Маша», — говорит девочка и протягивает нам куклу.  «А ты кто?» — спрашиваем.  «Я — Люба!» — с удовольствием отвечает девочка и опять улыбается. Ее братья — Даня и Дима — не столь общительны, они предпочитают оставаться на своих местах. Даня, которому 9 лет, у компьютера за игрой, Дима — лежа в кресле, он недавно проснулся и еще не готов общаться.

Аня рассказывает нам о своей семье. Детей воспитывает без мужа, после рождения близнецов он ушел из семьи. Девочка страдает косоглазием, ходит в специализированный детский сад. Мальчик незрячий с рождения, Аня уже 4 года возит его по врачам и обследованиям, он перенес операцию на глазах. Сейчас выяснилось, что Дима видит крупные предметы, и есть надежда частично восстановить зрение. Наталья готова бороться и дальше за здоровье сына, ей лишь нужна помощь с доставкой детей. Дима во время разговора с мамой беспокоен, поэтому сфотографировать его сложно. В какой-то момент он затихает у Юлии Курчановой на руках.

Любаша, напротив, все время разговора спокойно сидит на руках у Олеси и играет ее плетеной косичкой.

«Мне много помогают мои подруги — когда нужно с детьми посидеть или еще что-то сделать. И отец мой живет с нами. Он работает водителем, у него хорошая зарплата, да и пособия все у нас оформлены. Я знаю, что многие живут намного хуже нас, -  говорит Аня, — так что жаловаться нам глупо. Для нас сейчас самое главное — Диму в садик скорее, чтобы как-то мог развиваться дальше».

К концу разговора Дима становится совсем беспокойным, становится ясно, что гости его утомили. Мы уходим.

Юлия Курчанова: Вот так у нас в стране поставлена помощь семьям с детьми с особенностями развития. Мама троих детей сама вынуждена искать людей, которые могли бы ей помочь. В Москве эта помощь еще худо-бедно присутствует, а чуть отъедешь от столицы, и совсем беда…

Олеся Деснянская: В нашей стране у таких семей один сценарий — рождается больной ребенок, и в 90 процентов случаев его папа сразу уходит из семьи. Да, увы, статистика неутешительная, в России это именно так, отцы не готовы брать на себя ответственность за жизнь детей со сложными диагнозами. Хорошо, если после ухода из семьи папа хотя бы финансово помогает, обычно и этого нет.  И остается мама одна с таким ребенком. Пособие на ребенка с инвалидностью в Москве 12 тысяч рублей.  Вдвоем не прожить. Маме нужно работать, но оставить ребенка одного она не может. Помощников нет, денег на няню — тоже. И что в этой ситуации предлагает наше государство такой маме? Оно предлагает у мамы такого ребенка забрать и поместить в детский дом инвалидов. Представляете? Вот эта мама очень ресурсная, хорошо, что ей помогает отец — дедушка малышей. И очень самоотверженная, борется, ездит, возит сына, лечит. На настоящий момент никакой угрозы для детей мы не видим, но помочь семье, безусловно, нужно. Будем искать волонтера для доставки детей в садик.

Юлия Курчанова: Необходимо показать детей в Центре лечебной педагогики. У мальчика есть аутичные черты, лучше все-таки проконсультироваться со специалистами. Если диагноз подтвердится, тогда и развивать ребенка нужно будет по особым методикам. Мы обязательно посоветуем Ане свозить детей в Центр на консультацию и дадим все необходимые координаты.

Семейный конфликт

Вторая семья, в которую мы направляемся, тоже обратилась в фонд самостоятельно. Семейная пара, ограниченная в родительских правах по здоровью, сообщила в фонд, что им не позволяют забрать своего ребенка обратно в семью их родственники-опекуны. Мы проводим в семье около часа, психологи работают, мы осматриваемся и слушаем, стараясь не мешать. Налицо семейный конфликт с долгой историей. Интересно, что потом скажут об этом психологи…

Олеся Деснянская: Наш фонд не может и не должен разбираться в семейных конфликтах. Это личное дело каждой семьи — налаживать отношения. Но полностью игнорировать ситуацию мы тоже не можем, нам важно услышать мнение обеих сторон, понять, как живет ребенок и может ли ему угрожать попадание в систему, если конфликт получит развитие. Поэтому мы поедем еще и к опекунам ребенка. Только после этого можно будет понять, требуется ли наше вмешательство.

Юлия Курчанова: Важно в такой ситуации быть немного отстраненным и исходить исключительно из интересов ребенка. Это для нас главное.

После «Теплого дома»

Следующий пункт нашего назначения — квартира в новостройках города Подольска. Здесь живут две мамы с маленькими дочками — выпускницы проекта «Теплый дом» Катя и Маша.

"Теплый дом" - это приют для мам и малышей, он существует с 2011 года и предназначен для женщин, которые были на грани отказа от ребенка в родильном доме. Психологи фонда выезжают к таким женщинам по сигналу от врачей и пытаются этот отказ предотвратить. В ряде случаев, это оказывается возможным, ведь иногда женщина хочет отказаться от ребенка лишь потому, что не видит для себя иного выхода из тяжелой ситуации, в которой она оказалась. Обычно эти женщины одиноки или их не поддерживают родственники. Кто-то испытывает финансовые затруднения, а кому-то даже некуда пойти с ребенком после роддома. В таких случаях психологи предлагают женщине пожить в «Теплом доме», где ей и ребенку предоставляется все необходимое на первых порах. В течение того срока, что мама живет в приюте, ей помогают психологи, юристы и другие специалисты, в которых мама с малышом может нуждаться.

Олеся Деснянская: К Кате и Маше мы заедем ненадолго. Нужно передать карточки "Детского мира" от спонсоров. Заодно покажем вам как живут выпускницы «Теплого дома».

В прихожей нас встречают две очаровательные малышки — Рита и Аня. Они только что повздорили, и у Риты ссадина на брови. «Ой! — всплескивает руками Катя, мама Ани, — и когда только успели!» Юля Курчанова сразу отправляется обрабатывать ранку. Рита терпеливо молчит. Катя — мама Ани, присматривает за обеими малышками, пока другая мама — Маша, на работе. Квартира еще не обставлена мебелью, в ней только самое необходимое.

Олеся Деснянская выясняет текущие проблемы. Проблем накопилось много, правда, в основном бытового характера. Требуются визиты сантехника и электрика, ощущается нехватка мебели. Олеся объясняет Кате, как вести себя с коммунальными службами, вспоминает, что как раз вчера фонду кто-то предложил подарить ненужный шкаф.

Пока Олеся помогает Кате, девчушки вдвоем усаживаются на Юлию Курчанову и слезать категорически отказываются, похоже, Юля у них любимица.

Олеся Деснянская: Мы периодически заезжаем к выпускницам нашего «Теплого дома». Смотрим, как развиваются дети, как девушкам удается налаживать свою жизнь. Конечно, мы стремимся к тому, чтобы после года, проведенного под опекой фонда, девушки уходили в самостоятельную жизнь и решали все свои проблемы без нашей помощи. И это удается в большинстве случаев. Но есть и исключения. Вот Катя, например, которую вы только что видели, сложный случай. Мама ее не растила, а в те редкие моменты, когда они встречались в детстве, унижала и била девочку. Растили ее какие-то родственники. Ну как растили. Растили — это громко сказано. Когда она попала к нам в «Теплый дом», стало ясно, что ей никто и никогда толком не занимался, она росла как трава. У Кати был другой ребенок, сын, она отказалась от него. Подробностей мы не знаем, это было еще до того, как Катя попала в поле зрения фонда. Знаем, что ей некуда было его забрать, у малыша были проблемы со здоровьем, она подписала бумаги на отказ.  А спустя 2 года снова забеременела, но тут на помощь пришли мы. Катя с Аней жили в «Теплом доме», у них сформировалась привязанность друг к другу. Не все было гладко, но мы довольны результатом — мама любит дочь, заботится о ней, растит ребенка с удовольствием. После того как у нее сформировались материнские чувства, Катя стала очень сильно переживать по поводу оставленного когда-то сына. Мы теперь уверены, что Аня, ее дочь, уже не повторит сценария своей мамы в будущем. Совсем не навещать Катю мы пока не можем. Ей еще нужна поддержка, ведь коммуникативных навыков у нее очень мало, а впереди устройство дочери в детский сад, поиск работы, где она смогла бы закрепиться. С хорошо оплачиваемой работой пока сложно. Отсутствие образования и ДЦП, хоть и в нетяжелой форме, не дают особого выбора. Но Катя подрабатывает, как может.

Юлия Курчанова: Не все мамы остаются в Москве и области, некоторые налаживают отношения с родственниками в других городах и уезжают, а фонд продолжает следить за их жизнью на расстоянии. Бывает, что женщины возвращаются совсем в нищету, тогда фонд продолжает помогать семьям продуктами или вещами для ребенка. В крупных городах стараемся находить волонтеров для постоянной поддержки таких мам.

Инна с Мишей

Дальше — еще одна выпускница «Теплого дома» — Инна с малышом Мишей. У Инны временные сложности с работой, она учится в вузе, снимает квартиру, пытается нащупать свой путь в жизни уже будучи мамой беспокойного бутуза.

- Как твоя сессия?

- Я уже все сдала, сессия закрыта

- А как продвигаются поиски новой соседки, Инна?

- Сложно… я не знаю, где ее искать

- Ты попробовала разместить объявление в интернете?

- Нет…

- Может быть, твой брат захочет жить с тобой вместе? Ты не предлагала ему такой вариант? Ведь ему это тоже было бы выгодно — не приходилось бы ездить на работу так далеко

- Нет, он не хочет, ему удобнее жить с родителями, экономнее….

Пока Олеся и Юля работают, мы изучаем дом. Кругом идеальная чистота, малыш веселый и любознательный. Нас воспринимает хорошо, видно, что гостям рад. В какой-то момент Миша хватает Алексея за палец и уводит за собой в комнату. Там демонстрирует свои игрушки — медведя, кубики, светофор и предлагает во все это поиграть. Алексей обреченно соглашается и откладывает блокнот.

Олеся Деснянская: У многих наших мам есть проблемы с коммуникацией. Долгое давление или, наоборот, отсутствие внимания в детстве не дали этим девушкам сформировать очень важного навыка — умения налаживать отношения, ощущать себя в силах решать проблемы, находить выходы из различных ситуаций. У Инны сложное прошлое, не все дается ей легко и просто, она всеми силами старается, другое дело — сил не всегда хватает. Плюс Инна не совсем здорова, ей нужно продолжать лечение, не прерывать его, фонд помогает ей с покупкой лекарств, которые для нее пока финансово не по силам.

Юлия Курчанова: Наша задача не решать за них проблемы, мы не в силах это сделать, а постепенно учить их делать это самостоятельно. Вот Инна, например, очень успешно работала до рождения сына. И у нее были стабильные отношения с молодым человеком, он сам хотел ребенка. Но как только она забеременела, молодой человек передумал становиться отцом и бросил ее.  А потом и на работе Инну попросили уйти, желающих на ее место было предостаточно, беременная работница была им ни к чему.  Отец Инны, страдающий приступами неконтролируемой агрессии, третировал дочь, а когда она забеременела, по сути выгнал ее из дома. Эта череда неприятностей сильно выбила девушку из колеи. К моменту рождения сына Инна оказалась совсем одна, без поддержки семьи, без дома, денег, работы, хоть какой-то опоры. Тогда ей на помощь пришел наш проект «Теплый дом», где они с сыном смогли пожить какое-то время, получить все необходимое, набраться сил.  Ей и сейчас трудно. Она уже живет самостоятельно, но при этом все еще нуждается в поддержке. Долгая семейная тирания формирует у детей синдром жертвы. Преодоление его — долгая и кропотливая работа, в которой обязательно нужна помощь психолога. Без этого человек не может ничего делать сам, так как его воля и вера в себя полностью подавлены.

Завершение дня

Уже вечер. Все устали. Темно. Впереди еще одна семья, последняя на сегодняшний день — та самая семья опекунов, в которую мы собирались заехать, чтобы получить полную картину о жизни ребенка, которого хотят вернуть домой собственные родители.

Едем в Троицк. По дороге расспрашиваем психологов об их работе:

Юлия Курчанова: Для того чтобы понять ситуацию и позицию семьи, отдельного человека, мы должны полностью пропустить через себя его историю, его эмоции, только тогда мы сможем ему помочь.

- Но ведь это очень сложно? Получается, нужно за час пережить личную драму другого человека?

Ю.К.: Если не воспринимать чужую историю, эмоции, вряд ли можно действительно помочь человеку, прочувствовать, что ему нужно в данный момент.

- Но ведь это требует огромных затрат сил?

Ю.К.: Ну да, это не всегда просто дается. Поэтому между семьями я почти отключаюсь, мне нужно очистить сознание, прийти в себя, отдохнуть. Сил нужно много.

На 15 минут все в машине, кроме меня, засыпают. Устали. В голове крутятся истории целого дня. В мыслях о них доезжаем до нужного дома. Уже половина восьмого вечера. Нас ждут. Немного неловко беспокоить людей так поздно, но дело требует завершения.

Хозяева поят чаем (что оказывается очень кстати!), психологи начинают работу. Объясняют цель визита, расспрашивают о жизни ребенка, обстоятельствах его попадания под опеку. Алексей в углу тихо делает наброски…

Визит занят около сорока минут, мы прощаемся, выходим на улицу.

Олеся Деснянская: Ребенку ничего не угрожает в данный момент. О нем заботятся. Его любят. Он растет рядом с родными людьми. Наше вмешательство не требуется. А семейные конфликты им придется улаживать самостоятельно. Здесь мы не в силах никому помочь.

Юля молчит и устало курит. Мы вдруг разом понимаем, что очень голодны. Заезжаем в придорожное кафе. На что-то другое нет сил и времени. Уже десятый час вечера…

За скорым ужином не удерживаемся и снова начинаем обсуждать события сегодняшнего дня. Мыслей много. Вопросов - еще больше. Но об этом уже в другой раз.

Источник: Филантроп

«
ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ