Рубрика  /  Актуальные статьи Подольска
Предложить новость
01 июля 2012 12:372899обсудить новость

Москва уперлась в Рогово


«МК» выяснил, как живут люди на дальних окраинах «большой столицы»

В 7.45 я вышел из дома на севере Москвы. Продрался сквозь пробки на машине, и уже в 11.20 дышал дивным сельским воздухом в 60 км от столицы. Три с половиной часа для поездки на дачу — в принципе, нормально, но тот факт, что это время было потрачено ради поездки по Москве, несколько сюрреалистичен. Между тем 1 июля поселок Рогово, где мы оказались, официально станет частью столицы. Смычка между городом и деревней, о которой так долго говорили большевики, осуществилась. Так что же думают о новой светлой жизни люди, проживающие на присоединенных территориях? Оправдает ли Москва неофициальное прозвище большой деревни? Это мы и пытались выяснить.

Путь до Рогова, который расположен на самой границе Московской и Калужской областей, скрашивали названия речек и населенных пунктов на присоединяемой территории. Например, поселок с зовущим названием Бабенки. Или речка с ласковым именем Моча (ударение на первом слоге). Но вот и она. Окраина Москвы.
 
 
 
 
Поселок Рогово (административный центр сельского поселения Роговское), что называется, обжитой. Двухэтажные кирпичные дома — вот его основной жилой фонд. На подъездах висят объявления, из которых можно понять, что дома к Интернету подключены, есть и спутниковое ТВ. Не медвежья дыра, одним словом. Хотя все признаки традиционной сельской пасторали налицо. Ленивые кошки безбоязненно ходят по улице, спят на лавках и вообще радуются жизни.
 
 
 
 
Вместе с нами в поселок въехала аварийка «Мосводоканала». Спрашиваю рабочих — как на их взгляд обстоят дела с водопроводом? Отвечают, что прибыли сюда впервые, именно затем, чтобы выяснить состояние колодцев и труб. Поздновато что-то засуетились — ведь Москвой поселок станет фактически завтра.

Захожу на детскую площадку. Здесь под присмотром мам и пап резвится будущее москвичей. Будущее бодро качается на качелях, послушно сидит на лавках, а мамы и папы смущенно отвечают на мои вопросы.

— Если честно, — говорит одна из мам, — ничего хорошего мы от присоединения не ждем. Новое — это всегда перемены. А нам они как-то и не нужны.

Еще бы — безработица здесь минимальная. Непосредственно по соседству имеются два завода. Один — по производству материала для памперсов, второй делает пищевые добавки. В Москве тоже работают, но дорога... Три раза в день отсюда ходит в столицу маршрутка — 120 рублей билет. Или автобусом в Вороново (50 рэ), плюс оттуда 80 рублей автобусом до Теплого Стана. Да по пробкам. В общем, за морем телушка полушка...

Окраина Рогова. Дальше ручей под названием Черничка. Наверное, за ним вырастет когда-нибудь «новый» МКАД. Сейчас здесь красуются неописуемые развалюхи. Бродят куры, блеет коза. Возле одного из сараев копошится женщина с лопатой.

— Самая что ни на есть местная,— говорит Зинаида Васильевна. — Родилась здесь, всю жизнь прожила. Про Москву что думаю? Да ничего хорошего не будет! Не бывает хорошего для меня. Отца на войне убили. Мы четверо у матери остались. С хлеба на квас. Сначала тут же разнорабочим была, потом пока цех работал, стала швеей. Сейчас пенсия 6 тысяч, а 3 тысячи на оплату жилья уходит. Мяса-колбасы не вижу. Хорошо еще дети помогают.

Я пытаюсь обнадежить ее московскими доплатами и субсидиями. Она недоверчиво соглашается, но смотрит на эти посулы скептически.

Прохожу по мостику через Черничку и оказываюсь рядом с местным «агрохолдингом» — ФГУП «Каменка» Россельхозакадемии. На полянке перед зданием администрации сеялки и еще какие-то агрономические агрегаты. Явно не новые. Директор «Каменки» кандидат сельскохозяйственных наук Яков Яковлевич Киндсфатер печальным голосом излагает историю своего предприятия. Сейчас здесь работают 115 человек. Местные неохотно идут в сельхозсектор. Поэтому половина из них приезжие. Средняя зарплата — 16 тысяч.

— В 2001-м, когда я пришел на это место, ферма была почти убыточной, — жалуется г-н Киндсфатер. — 10 миллионов доходов и столько же долгов. Сейчас положение выровнялось. 510 дойных коров и 1500 голов крупного рогатого скота. Еще мы производим элитные сорта зерновых. А теперь меня известили, что в связи с присоединением к Москве наше предприятие объединяют с другим. Что будет дальше? Не знаю, не знаю...
 
 
 
 
 
В ходе дальнейших бесед с аборигенами выясняется, что Яков Яковлевич местная гордость. Поднял с колен предприятие, и селяне об этом помнят. Я покидаю его и бреду по большаку. Расспрашиваю встречных про Москву и скорое воссоединение с нею. Встречные (в основном пенсионерки) реагируют бурно и негативно. Смысл негатива в основном сводится к «зачем нам Москва?». Еще люди недоумевают, отчего это их мнения никто не спросил. И это не первая подобная жалоба, услышанная мною. Действительно, почему?

За ответом следует обратиться к людям знающим. А источник знаний, как известно, — это книга. Директору местной библиотеки Галине Васильевне Лушиной есть чем похвастаться — числится у нее аж 870 читателей (всего в поселке Рогово проживают 1700 человек, а вместе с прилегающими деревнями — 2500). В основном берут детективы, любовные романы, фантастику и детские произведения. Но и классика пользуется спросом.

Помещение библиотеки просторное, стеллажей с книгами много. Кстати, Интернет, само собой, тоже есть. И завбиблиотекой против адюльтера с Москвой.

— Ну если выросла и прожила жизнь здесь, когда здесь же прошла жизнь многих поколений твоей семьи, то к новому привыкать не хочется, конечно. Тут же все привычное, знакомое... Тем более все это как-то спонтанно.

Далее мне излагают историю Рогова. Первое упоминание об этом месте встречается аж в XVII веке. И было тогда это «сельцо Росово». Откуда в названии появилась литера «г» вместо «с» никто не знает. Осенью 1812 года неподалеку случилось Тарутинское сражение. Его еще называют «сражение на Чернишне». Это было первое столкновение с французами после оставления Москвы. Причем наши тогда впервые наступали. И «лягушатникам» под командованием Мюрата изрядно накидали. Галина Васильевна тем временем переходит к сложностям, которые возникли в связи с присоединением.

— Москва библиотеки на баланс не взяла. 16 из них так и остались числиться за сельскими поселениями. Есть и не связанные с нашими библиотеками, сугубо бытовые поводы для беспокойства. Вот, например, у нас были морги в Климовске и Троицке. А теперь их закрыли. Говорят, что теперь «наш» морг близ метро «Кантемировская». Это что, издевка такая?

Есть, впрочем, в Рогове и оптимисты. Излучает позитив, например, глава сельского поселения Роговское Роман Атабекян.

— Не согласен с вашим мнением о том, что жители недовольны, — говорит он. — Считаю, что пенсионеры только выиграют. Правда, специального мониторинга по этому вопросу не проводилось, но наш совет депутатов единогласно одобрил проект. До этого мы были высокодотационным поселением. Сейчас, с приходом Москвы, бюджет должен измениться. Сами посудите. У нас только 38% дорог с твердым покрытием. Остальные — грунтовки. Считаю, что Москва нам тут поможет. Что касается новаций сугубо внешних, то работы будут производиться без изменения ландшафта, мы относимся к ландшафтно-рекреационной зоне. Хотя, отрицать не буду, сейчас нам приходится порой нелегко. Штат ограничен, а в связи с тем, что к нам присоединят с возможностью регистрации 53 садоводческих некоммерческих товариществ (СНТ), объемы работы выросли многократно. Но справляемся. Что касается социальной составляющей, то уже со 2 июля заработает клиентская служба. Она будет заниматься теми, кто нуждается в социальной помощи. Вы уж не пишите совсем негативно. Надоели страшилки и в газетах, и по ТВ. Я жду от присоединения только хорошего.

С неясными впечатлениями покидал я Рогово. Вроде бы хорошо все для сельчан. Ведь мечта очень многих и многих людей — это поселиться в Москве. А эти не хотят. Глупые люди? Не понимают своего счастья, может быть? Или все-таки стоило спросить их, когда принималось решение? Но никого не спросили. Просто поставили перед фактом. А они и застыли в той позе, в которую поставили. Так и стоят. Ждут присоединения.

«
ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ