Рубрика  /  О городе Подольске
Предложить новость
17 июня 2015 15:331536обсудить новость

Покровская церковь села Ерино


Сведения, приводимые в работе, почерпнуты автором из архивных документов, справочных изданий XIX - начала XX веков, материалов исследований современных подольских краеведов, таких как А. Подьячев, Б. Поцелуев, в частности из монографии А.М. Тарунова "Дубровицы": М.-1991, данные о владельцах усадьбы.

erino Фото: wikipedia.org


Часть I. Покровская церковь села Ерино.  

История усадьбы. Ее владельцы. Церковь в селе Ерино

Ерино и Дубровицы в XVII веке.

Первое известное документальное упоминание села Ерино относится к 1627(28) году: в писцовых книгах Московского уезда, Молоцкого стана, 135 и 136 записана “за Иваном Васильевичем Морозовым, старая отца его боярина Василия Петровича Морозова вотчина село Ерино, на пруде у речки Десны”.

Уже в это время село Ерино и знаменитые Дубровицы находятся в одной вотчине. В писцовых книгах 71 (1627 г.) записано:  “в Молоцком стану за боярином Иваном Васильевичем Морозовым старинная вотчина село Дубровицы на реке Пахре, усть речки Десны”.

Тесно сплетенная судьба этих сел позволит нам более подробно проследить историю всей вотчины.

Под этим же годом в с. Ерино указывается “церковь Пресвятыя Богородицы, да придел Преподобный Сергий, каменная вверх, строение вотчиниково; у церкви во дворе поп Лука Иванов, во дворе пономарь Ивашко Парфеньев; да в селе двор вотченников с деловыми людьми”.

Под 1646 годом при церкви Пресвятой Богородицы упоминается другой придел во имя Николая Чудотворца, у церкви были: во дворе поп Петр Данилов, дьячок Терентий Федоров, в селе двор боярский с дворовыми людьми и 10 дворов людских.

Когда была построена церковь, когда и насколько серьезно она перестраивалась не ясно. Очевидно одно: в 1627(28) г. в селе Ерино уже была каменная церковь Пресвятой Богородицы (любопытно, что не “Покрова”’) и к 1649 г. у нее было два придела, освященных во имя преп. Сергия и Николая Чудотворца. Вплоть до 1777 г. ничего нового из источников о здании не выяснено.

Иван Васильевич Морозов, сын и наследник Василия Петровича Морозова, был представителем одного из старейших боярских родов Москвы. По родословцам родоначальником Морозовых был некий Михаил “пурушанин”, приехавший из Пруссии. Другой, более достоверный вариант, как считает М. Н. Тихомиров, дает летопись, где первым Морозовым назван Миша, который сражался в Невской битве.

Многие Морозовы на службе у московских князей и царей достигали высоких должностей. Боярин Борис Иванович Морозов, к примеру, был воспитателем будущего царя Алексея Михайловича, а затем и ближайшим его советником. Иван Васильевич Морозов в это время возглавлял Владимирский судный приказ, который занимался разбором тяжб и взысканием налогов.

Непопулярные в народе реформы Алексея Михайловича, который во многом следовал советам Бориса Ивановича Морозова, привели в 1648 году к Медному бунту. Царское окружение рассудило временно удалить от Алексея Михайловича его бывшего воспитателя и заменить его другим преданным человеком. Царь приблизил к себе Ивана Васильевича Морозова, которому пожаловал высший придворный титул ближнего боярина.

Боярин Иван Васильевич дожил до преклонных лет. Перед смертью он постригся в монаха, под именем старца Иоакима. По духовному завещанию 1656 года “тое свою подмосковную вотчину село Дубровицы, да село Ерино написал в духовной дочери своей Аксинье князь Ивановой жене Андреевича Голицына”.

В том же году вотчина утверждена за нею отказной книгой, в которой упоминается “село Ерино, на пруде у речки Десны, а в селе церковь Пречистыя Богородицы Покрова, да придел Преподобный Сергий каменная вверх: строение вотчиниково, при церкви во дворе поп Иван Федоров, во дворе пономарь Васька Захаров”.

Аксинья Голицына прожила по одним сведениям до 1670 года и была погребена в Троицком монастыре. В другом списке Голицынской родословной говорится, что она приняла постриг в московском Георгиевском монастыре и прожила там несколько лет под именем монахини Евфимии. С этого времени усадьба переходит к Голицыным.

Род князей Голицыных происходит от литовского князя Гедимина. Родоначальник князей Голицыных - князь Михаил Иванович Булгаков - Голица, бывший в польском плену с 1514 по 1552 год, возвратясь на родину больным при Иване Грозном, последние 6 лет провел в монашестве, постригшись с именем Ионы в 1558 году.

Его сын, Юрий Михайлович, посол царя к венгерскому королю Фердинанду, новгородский воевода (1546г.), отличившийся под Казанью и умерший в 1561 г. в Пскове - первый, писавшийся князем Голицыным.

Сват Ивана Васильевича Морозова, князь Андрей Андреевич Голицын был близок к царю Михаилу Федоровичу и сопровождал его на всех богомольях, но чем-то не угодил царю и был сослан воеводой в Тобольск, где и умер через 3 года, оставив семью на попечение своего старшего брата Ивана Андреевича.

Своих детей боярин Иван Андреевич не имел и завещал в 1655 году все вотчины племянникам - четырем сыновьям Андрея Андреевича, по которым род Голицыных разделился на четыре ветви. Основатель второй линии рода Иван Андреевич женился на Аксинье Морозовой и получил в наследство вотчину старого боярина.

О служебной деятельности Ивана Андреевича известно немного. В молодости он удостоился чести стоять не запятках кареты в брачном поезде Алексея Михайловича. Был воеводой в Новгороде, при Федоре Ивановиче ушел в отставку и занялся вотчинами. Умер в 1685 году, не покидая усадьбу.

От времени, когда усадьбой владел Иван Андреевич Голицын, остались краткие записи в писцовых книгах. В книге Казанского приказа записано: “во ... (1676-77) году, по книгам Чудова монастыря уставника иеродиакона Моисея прибыла вновь церковь Покрова Пресв. Богородицы в вотчине князя Ивана Андреевича Голицына в селе Ерино, а по сказке человека его Семена Полтеева, с попова, дьяконова, просвирницына, вотчиникова с 10 дворов пожиточных крестьян, да с 20 дворов молодчих, с 10 дворов бобыльских, с церковныя пашни с 20 чети дани положено, по указаной статье, 27 алт. заезда гривны”.

Село в то время представляло собой владельческий административно-хозяйственный центр, основное население проживало в окружающих село деревнях.

В 1678 году в селе Ерино находились “двор вотчиников и 6 дворов дворовых людей; да того же села деревня Санкова, на речке Пахре, а в ней крестьян и бобылей 11 дворов; деревня Олферьева, на враге у речки на Десне, с 9 дворами крестьян и бобылей и деревня Студенец, на речке Десне, устье речки Студенца, с 7 дворами крестьян и бобылей и деревня Щеголева с 4 дворами крестьян”.

Церковь в таком центре имела обширный приход. Запись 1680 года: “церкви Покрова Богородицы села Ерина поп Иван Иванов сказал: идет де ему с причетника руга денег по 5 руб.,  хлеба - ржи и овса 40 чети,  да земли в прибавку 5 чети в поле, а в дву потому  ж, сена 50 копен, та церковь в Пехрянской десятине, церковное строение каменное вотчиниково”.

11 августа 1685 года “по докладной выписке за пометою думного дьяка Лукьяна Голосова, теми вотчинами, которыя написал в духовной боярин Иван Васильевич Морозов, в иноцех старец Иоаким, своей дочери Аксинье, ведено владеть после ея смерти мужу ея князю Ивану Андреевичу Голицыну с его детьми”.

Детей у Ивана Андреевича было шестеро - трое сыновей и три дочери. Сыновья Андрей, Иван Большой и стольник Иван Меньшой полюбовно разделили между собой поместья и вотчины отца. Владельцем Дубровиц стал Иван Иванович Большой, по прозвищу Лоб. Он был отправлен на воеводство в Казань, где и скончался в 1686 году бездетным, а вотчину завещал жене Марфе Федоровне.

Иван Иванович, Меньшой служил стольником и спальником у Ивана Алексеевича, умер безбрачным в 1688 году, едва успел получить традиционную для всех Голицыных боярскую шапку.

Село Ерино по разделу 1683 года досталось старшому брату - Андрею Ивановичу Голицыну. Андрей Иванович при царевне Софье получил боярство и воеводил сначала в Киеве, потом в Астрахани. При Петре 1 попал в опалу “за неистовые слова против их царского величества”. Андрея Ивановича лишили боярского звания и определили в “дети боярские”. Его жену, Акулину Афанасьевну, за “брань на царя” постригли в монахини в монастыре на Белом озере. Андрей Иванович через 3 года вернул царское расположение и стал дворцовым воеводой. Умер Андрей Иванович в 1701 году.

Какова судьба села Ерино после того, как оно досталось Андрею Ивановичу Голицыну вплоть до 70-х годов XVIII века не известно.

Часть II.  Деревня и столица – ХVIII век

От начала XVIII века до нас дошли сведения о составе церковного причта : “при Покровской церкви были священники: Никита Исаев ( 1704-1709 гг.), Петр Никитин (1722 -1730 гг.), на его место определен в 1730 г. Антипий Алифериев; дьячки: Иван Федоров (1704-1709 гг.) и  Лаврентий Никитин (1722 г.)”. Возможно, Петр Никитин и Лаврентий Никитин были сыновьями и наследниками Никиты Исаева. О самом селе того времени также известно немного: “в 1704 году в селе находились дворы: вотчиников, скотный, людской и 3 дворов задворных, в них 28 человек”.

Из документов 1777 года мы узнаем о новом владельце села Ерино, отставном полковнике, князе Иване Петровиче Щербатове. Третьего февраля 1777 года, Иван Петрович направил прошение в Московскую Духовную Консисторию о дозволении в своей вотчине в Покровской церкви деревянную крышу, пришедшую “в ветхость”, заменить и “вновь сделать иконостас”. Получив разрешение, князь провел указанные работы, о чем и написал в следующем прошении “о дозволении церковь освятить вновь”, а для этого выдать новый антиминс.

В это же время между священником Покровского храма Исидором Кирилловым и владельцем села Ерино возникает спор по вопросу содержания - руги, которую князь Щербатов должен был регулярно выплачивать, но “удержал”. Отец Исидор требует в прошении ругу выплатить сполна, прежде, чем церковь будет освящена.

В последующем прошении, написанном полностью собственноручно, священник уточняет обстоятельства дела. Он был определен к Покровской церкви в 1775 году “на производимую с его сиятельства” предыдущему священнику сторублевую ругу, которую ИванЩербатов выплатил не полностью, отчего священник терпит нужду и говорит о себе “ако без пропитания о находящем”. Впрочем, дело было решено положительно, а с о. Исидором Кирилловым мы еще раз встретимся в документах 1793 года.

Дело о ремонте Покровской церкви завершается Указом Ея Императорского величества Екатерины II из Московской Духовной Консистории с позволением освятить церковь и рапортом о том, что Покровская церковь освящена 18 ноября 1777 года.

Какой вид имело здание церкви в это время, мы не знаем. Известно только, что оно подверглось серьезному ремонту. Возможно, что ко времени постройки колокольни в конце XVIII века,  здание имело приближенный к современному вид.

Священник Исидор Кириллов написал еще одно прошение в Московскую Духовную Консисторию с датой 14 июля 1793 года, в связи с которым Консистория подняла материалы о “церковнослужителях” еринской церкви, в виде справки с выписками из отчетов благочинных 1785 года. Владельцем села Ерино здесь назван Его Сиятельство князь Григорий Александрович Потемкин.

Григорий Александрович владел Дубровицами с 1781 года, когда купил их у “задолжавшего кругом” поручика Сергея Александровича Голицына. Возможно, Ерино он получил в это же время.

В 1787 году князь вынужден был продать усадьбу новому фавориту Екатерины II, графу Александру Матвеевичу Дмитриеву-Мамонову, бывшему сначала его адъютантом, а потом, по протекции князя, ставший флигель - адъютантом императрицы. Счастье его при дворе продолжалось недолго: летом 1789 года он влюбился в фрейлину императрицы Дарью Щербатову, 1 июля женился на ней, был отставлен от двора. Молодые уехали жить в Дубровицы, но счастья Александр Матвеевич там не нашел, уже через год он писал письма императрице с просьбами о возвращении. В просьбах ему было отказано, и остаток своих дней граф провел в усадьбе, тоскуя по утраченному положению.

Граф Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов также указан в качестве вотчиника села Ерино в уже упоминавшемся прошении Исидора Кириллова от 14 июля 1793 года о дозволении при Покровской церкви построить каменную колокольню вместо деревянных столбов и заменить ветхую деревянную крышу железной. К прошению прилагается положительная резолюция с указанной выше справкой.

Колокольня Церкви, которую можно рассмотреть на дореволюционной фотографии, очевидно, была построена не раньше 1793 года, а по архитектурным особенностям может быть датирована концом XVIII или XIX века.

 
Часть III. Усадебная и приходская жизнь в XIX веке

Граф Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов умер в 1803 году, оставив наследство единственному сыну - Матвею Александровичу. Молодому графу было в то время 13 лет, и воспитанием его занялся дед, сенатор Матвей Васильевич.

В 1810 году по протекции родственника, сенатора И.И. Дмитриева Матвей Александрович был назначен обер-прокурором Сената. По службе граф обнаружил недюжинные способности, а также иногда некоторую горячность и даже дерзость. Помимо службы граф занимался историей (его интересовало Пугачевское восстание) и писал стихи.

Матвей Александрович участвовал в войне 1812 года со сформированным на собственные средства конным полком (Московский казачий графа Дмитриева-Мамонова полк). Был на Бородинском поле, в боях под Тарутином и Малоярославцем, заслужил золотую саблю с надписью “За храбрость”. За границей, в Германии мамоновцы поссорились с офицером расквартированного по соседству Австрийского отряда, и граф грубо обошелся с генполицмейстером Ф.Ф. Эртелем, чем не угодил Александру I.

Полк был переформирован, а граф, прослужив еще два года, вышел в отставку и до 1825 года жил в Дубровицах. В период своего затворничества Матвей Александрович занимался хозяйством, строительством, а также не порывал связей с Москвой (переписка с генерал-майором Михаилом Федоровичем Орловым и опыт создания тайных обществ). Весной 1825 года граф признан безумным и имение отдано под опеку. До своей смерти в 1863 году он в Дубровицы не вернется.

В конце XIX века села опять оказываются у разных владельцев - Дубровицы у Голицыных, а Ерино у Мамоновых.

Сохранилась копия описи имущества Покровской церкви, “учиненная священником оной же церкви Петром Алексеевым Протасовым с причтом в присутствии благочинного “... в сентябре 1845 года. В ней перечислено все необходимое оборудование православного храма: престол и жертвенник с их одеждами и антиминсом, аналои, мебель, книги, иконы, некоторые в ризах медных высеребряных с серебряными вызолоченными венцами, напрестольные предметы, тоже с вызолоченным серебром. В частности, указываются 5 колоколов, самый большой в 72 пуда 30 фунтов.

27 августа 1847 года от имени всех приходских людей в Московскую Духовную Консисторию подано прошение священника Петра Алексеева и церковного старосты, крестьянина графа Дмитриева-Мамонова,  Тихона Васильева Блинова о дозволении купить церкви колокол весом в 150 пудов за счет средств собранных “от усердия прихожан” (885 рублей серебром), суммы кружечного сбора (400 рублей серебром) и, уже знакомого нам “настоящего колокола” весом 72 пуда 30 фунтов.

В “Указателе селений и жителей уездов Московской губернии” К. Нистрема 1852 года приводятся некоторые современные сведения о селах Ерино и Дубровицы. В это время Ерино в два раза превосходит Дубровицы по числу жителей: 110 душ мужского пола, 152 женского и 58 душ мужского пола, 69 женского. Для сравнения: в Подольске 797 мужского пола  и  630 женского.

На дореволюционной фотографии церкви хорошо видны каменные ворота. Сохранились некоторые подготовительные материалы, относящиеся к этой постройке, в частности, утвержденный Строительным отделением 23 февраля 1877 года проект церковной ограды. Эта ограда, как и колокольня; не сохранилась, но по проекту и фотографии ее можно будет когда-нибудь воссоздать.

Церковь отапливалась духовой печью, которая находилась в подвальной комнате под трапезной, от нее отводились четыре канала под полом в столбы трапезной - по ним шел горячий воздух, согревавший помещение и пятый канал для притока свежего воздуха под полом правого придела.

16 июня 1910 года произведена страховая оценка строений, принадлежащих Покровской церкви. Любопытно описание здания церкви, данное в документе. Показывается, что церковь была снаружи окрашена желтой краской, внутри оштукатурена. Крыша железная, покрашена зеленой масляной краской, на церкви “три одинаково-ровные” небольшие золоченые главки, иконостасы главного алтаря и приделов окрашены белой краской и “позолотой по местам”. В описи отмечается, что “церковь построена, когда не известно, но возобновлена в 1854 году”. К этому времени здание сформировалось и не подвергалось серьезному ремонту вплоть до 1993 года.

В 1910 году при церкви был двухэтажный церковный дом, построенный в 1885 году. Низший этаж - кирпичный, верхний - деревянный. В этом доме размещалась церковно-приходская школа, жил учитель. Из церковного причта в оценке принимали участие священник Сергий Тулин и псаломщик Алексей Кладбищев, а также церковный староста Назарий Шилов.

Сохранилась также опись движимого имущества церкви без даты, составленная священником Карповым, которую можно сравнить с “протоколом по изъятию ценностей ... для передачи в Горхран в фонд голодающим” 24 апреля 1922 года. Изъято 23 фунта серебра в присутствии двух представителей общины верующих и священника И.П.  Люсина.

В рабочем списке архитектурных памятников на 1 октября 1929 года по Подольскому уезду названо 35 деревень с церквями, которые признаются архитектурными ценностями. Села Ерино с Покровской церковью там нет, как нет и соседней деревни Сальково, в которой 11 марта 1929 года на общем собрании часовню  “перенести в читальню на устройство контрамарки”. Примерно в это же время разобрана колокольня Покровской церкви.   По рассказам местных жителей, службы в церкви продолжались до 1937 года. Какое-то время там размещался клуб.После этого здание использовалось для хозяйственных нужд: здесь располагалась кузница, ремонтная мастерская для сельскохозяйственной техники, для чего была оборудована смотровая яма и сильно расширены дверные проемы - основной и в правом приделе. Также был разрушен пол (пустоты бывших подвальных помещений засыпаны землей и щебнем) и залит бетоном. Последней тут была столярная мастерская.

Покровская церковь села Ерино Подольского района Весна 1975 года, Шатохин А. В. (http://www.temples.ru/)




В 1993 году здание передано Русской Православной Церкви и начаты восстановительные работы.

Автор: Анастасия Борисенкова, прихожанка храма.

Источник: erinohram.ru

«
ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ